Archive for Май 7th, 2016

Белова Елена, произведения, разные номинации

Суббота, Май 7th, 2016

И ДРУГИЕ ЖИВОТНЫЕ

По традиции в начале было слово. Точнее, песня. А может, всему причиной стало моё прекрасно-бесшабашное настроение.
Я праздно шаталась по дому и распевала невесть откуда пришедшие мне на ум строчки:
— Красные-прекрасные
Котики мои!
В этом нежном, надрывном и щемящем «кооотики моииии» были и сладкая тоска по уходящему лету, и кроткая надежда на перемены к лучшему, причём, прошу заметить, совершенно необоснованная.
Распевала я громко и заливисто, на мотив русского народного шлягера «Пчёлочка златая». И хотя первая строчка моего полупоэтического шедевра чуток прихрамывала в смысле соответствия стихотворному размеру, это абсолютно не портило общего впечатления от моей авторской песни, душевной и трогательной.
— А почему «котики»? – уточнил мой дотошный ребёнок. – Ведь у нас только один котик – Бонифаций.
— Потому что котиков чем больше, тем лучше! – беспечно сообщила я ребёнку, абсолютно не задумываясь о возможной материализации подобных аксиом.
Расплата за легкомыслие подстерегла меня чуть ли не на рассвете следующего дня.
В утреннем прохладном подъезде я увидела малюсенького котика, сидящего на расстоянии одного лестничного пролёта от двери в нашу квартиру. И пищащего на удивление громко и требовательно. Сила его голоса отчётливо диссонировала с замухрышностью внешнего облика.
Регулярно попадая в ситуацию, когда я буквально натыкаюсь на беспризорную скотину, каждый раз пытаюсь разгадать загадку: а как поступить правильно? Что делают в подобных обстоятельствах нормальные люди?
Потому что и я, и все мои чада, и домочадцы каждый раз поступаем абсолютно неправильно и ненормально: присваиваем себе заблудшую одинокую животинку. Чтобы стать ей родной матерью, пока не найдутся для неё постоянные добрые руки.
Забрав нежданного питомца домой, мы на пару с мужем долго гадали по поводу его гендерной принадлежности. В числе его очевидно различимых органов были только голова с ушами, четыре лапы и один хвост, всё остальное имело микроскопические размеры и не подавалось идентификации.
— Это будет Летиция! – загадал супруг.
— Это будет Викентий! – понадеялась я.
Летицию (или Викентия) в первую очередь надлежало вымыть. Я никогда прежде не видела такого количества копошащихся насекомых на одной звероединице. Блохи безостановочно лезли и лезли из шерсти, словно волшебные воины, немедленно вырастающие из зубов дракона в мифе о Ясоне. И победа над этими блохами привычными способами казалась столь же невозможной, как и победа над колдовскими силами зла.
Викентия (или Летицию) вымыли инсектицидным шампунем четыре раза.
Щедро залили холку специальными антипаразитарными каплями.
От души угостили кусочком противоглистной таблетки.
И уложили спать на старенькую бархатную банкетку в углу гостевой комнаты.
Чуть позже я огласила Летиции-Викентию правила нашего внутреннего распорядка: есть, что дают; пользоваться лотком для справления естественных кошачьих надобностей и мирно сосуществовать со всеми обитателями домашнего зоопарка, включая хозяев.
Нрав у Викентия-Летиции оказался покладистым, хоть и чересчур игривым, а аппетит – отменным.
Уважением пользовалось всё: и сырая печёнка, и отварная рыба, и молочная каша. Через неделю нашей совместной жизни вместо былого пищащего оборванца на меня смотрело пушистое весёлое существо с тугим круглым животиком и умными голубыми глазками, хоть и не без нахальства.
Чудо по имени Летиция-Викентий обретало всё более товарный вид. И это было очень актуально, потому как шестой по счёту домашний питомец несколько осложнял постоянные переезды семьи, живущей на два дома.
По счастью, именно наш пёс Понтий оказался тем членом семейства, который стал для Викентия-Летиции настоящей родной матерью! Наверное, подсознательная память о собственных днях бродяжничества, о пережитых тяготах голода и холода постучалась в горячее понтиево сердце и подсказала псу единственно возможную для него модель поведения с котёнком-сиротой.
Понтий безропотно позволял Летиции-Викентию валяться на своей лежанке, прыгать на своей спине и голове и таскать куски мяса из своей миски.
Понтий взвалил на себя обязанности по обучению Викентия-Летиции основам личной гигиены и постоянно облизывал котёнка от ушей до пяток: после обильной трапезы, после ползания под диваном, после весёлой игры с нетривиальным названием «разбросай по всей квартире туалетный наполнитель».
Но в кулуарах домашнего зоопарка постепенно вызревал чирей протеста.
Фамильный кот Бонифаций всё настойчивее демонстрировал своё неприятие маленького соперника, обнаруживая невиданную прежде склочность, сварливость и даже стервозность характера. Он сердито шипел на найдёныша, показательно выгибал спину высокой дугой и пытался складывать лоснящиеся рыжие наглые щёки в подобие презрительной гримаски.
Летиции-Викентию требовался тёплый и любящий дом, в котором так хорошо быть единственным и неповторимым питомцем. И мы выложили на городском сайте объявление с просьбой откликнуться самого доброго и самого надёжного человека — будущего хозяина Викентия-Летиции.
Почему мне так нравится позиционировать себя как профессионального автора прикладных статей о финансах? Или писателя коротких смешных историй? Внезапно выяснилось, что именно продающие тексты – мой конёк, моя фишка, мой фирменный эксклюзив, альфа и омега моего окололитературного творчества. Продающие тексты – вот что гарантированно спасёт мой мир. Точнее, тексты отдающие.
Сочинённый мной отдающий текст вызвал шквал телефонных звонков.
«Строго в добрые руки отдам котёнка дивной красоты и игривого нрава. Серый котик в чёрное пятнышко, очень похожий на снежного барса или леопарда – кому как больше нравится. Отважный маленький зверь, не боящийся сварливого избалованного кота. Преданный друг бойцово-охотничьей собаки. Пушистый и нежный комочек тепла обязательно принесёт счастье своему владельцу».
Женщина, приехавшая за Летицией-Викентием, случайно оказалась нашей старой знакомой, и судьба найдёныша благополучно разрешилась.
Или нам всем просто повезло?

belova

Другие произведения автора можно скачать по ссылкам ниже:

“Крошка Пилат”

“Применять внутривыменно”

“В хорошие руки”

Никульшина Светлана, «Дайна», номинация «Рассказы о животных»

Суббота, Май 7th, 2016

Утро. В комнате темно, но маленький солнечный лучик все-таки осмелился нарушить это сонное царство, прокравшись через небольшую щель между шторами. Лучик пробежал по шкафу и задержался на календаре с котятами и зачёркнутыми днями недели. Это придумала мама: она устала отвечать на вопросы дочки, через сколько дней у неё день рождения. Поэтому мама вручила девочке карандаш, а на календаре ярко-красным цветом отметила 5 ноября – день рождения дочурки.
Лучик пробежал по столу с разбросанными на нём рисунками, нехотя поднялся на верхнюю полку, потрогал медвежонка Потапа за лапу, а затем быстро спустился прямо на лицо спящей девочки. Папа, заметив проказника, нарушавшего сон дочурки, задвинул шторы, но девочка уже открыла свои глазки и сонно протянула:
-Доброе утро…
-Доброе! Мама нам на стульчике оставила шорты и футболку, переодевайся, расчесывайся и пойдём завтракать.
Папа заплёл девочке две косички и зачесал чёлку набок. По чёлке девчушки можно было с лёгкостью определить, кто заплетал ей косы сегодня. Если чёлка зачёсана набок, то это папина работа, а если прямо и чуть приподнята- мамина. На завтрак папе и дочке мама оставила пшенную кашу и варёные яйца.
— Скушай, доченька, яйцо диетическое, — пропел папа и протянул девчушке яйцо. Он всегда пел эти строчки из песенки, которая звучала в мультфильме «Бременские музыканты».
— Ничего я не хочу, — пропела девочка в ответ.
Позавтракав, папа и дочка отправились во двор покормить кроликов. Они жили в деревне, и здесь иметь хозяйство – обычное дело.
— Э-э-э, зачем эту траву даёшь?
— Как зачем? Эта же травка свежая, я её только сорвала.
— Вот смотри, — улыбнулся папа и взял траву из маленьких ручонок. – Эту траву ты только что сорвала, а сейчас утро – роса, трава мокрая, а мокрую траву нельзя кроликам давать, они заболеют. Ты лучше сухое сено принеси.
— Ага, — кивнула девочка и побежала за сеном. – Пап, а эти кролики как называются? — и девочка указала на кроликов белого цвета в чёрную крапинку.
— Эти – бабочки.
— А это?
— Это великаны, эти кролики рыжие и большие. Так, ты давай иди руки мой, и мы с тобой к дяде Саше пойдём. Я тебе там кое-что покажу.
Дядя Саша жил неподалёку, и добраться до его дома можно всего за восемь минут. Папа и девочка шли по неширокой улице. Слева стоял старый заброшенный дом, хозяева давно переехали в город, а этот домик продать не сумели – деревня же. Рядом с этим заброшенным домом была канава, в которой всегда купались гуси. Проходя мимо них и заметив, как один из гусей важно и сердито вытянул шею на девчушку, та испугалась и спряталась за папу.
— Эх, ты, — протянул папа, погладив дочурку по голове. Девочка нехотя подняла глаза на него, будто ей было стыдно за свой страх.
Дядю Сашу папа с дочкой застали во дворе, он как всегда возился с трактором.
— Здравствуйте! – прокричала девочка.
— Ну, здорово, — дядя Саша протянул девочке испачканную в мазуте руку.
— Нет, я лучше так, на словах, — улыбнулась девочка и спрятала руки за спину.
— Что опять не так у тебя? – обратился папа к дяде Саше.
— Да сенокос же скоро, грабли пора уж цеплять. Ты косилку ещё не закрепил?
— Нет, на следующей неделе закреплю…
Вдруг из дяди Сашиного сарая кто-то заскулил, причём так громко и жалобно, что девочка невольно вздрогнула.
— Пойдём, это собственно то, зачем мы пришли, — и папа взял девочку за руку и направился как раз в сторону того самого сарая. Войдя, девочка увидела собаку Динку. Это была собака дяди Саши — жесткошерстный фокстерьер, охотничья порода, но при этом Динка была доброй, и девочка часто с ней играла.
— Смотри, — и папа указал в угол.
— Ой! Какие же они крошечные!
В углу беспомощно ползали маленькие щенята, ещё не открывшие глазки, по окраске они были такие же, как и их мама, – белые в чёрно-коричневое пятнышко.
— Папа, давай себе возьмём такого! Папа, пожалуйста, пожалуйста! – умоляла девочка.
— Хорошо, только нужно будет подождать, пока они откроют глазки, подрастут и смогут жить без мамы, – папа заранее был уже готов к уговорам дочурки о щенке.
— А сколько это ждать?
— Ну, ещё около месяца.
(далее…)

Шерстобитова Лада, «Про Сёму», номинация «Мои питомцы»

Суббота, Май 7th, 2016

Пять лет это «маленькая» — 15 килограммов — собачка радует нашу семью и не перестаёт удивлять. На протяжении этого времени Сема стал более спокойным и, наверное, можно сказать, уравновешенным. Он скорее понял, что люди его больше не предадут.
Не так давно мы нашли котёнка. Он был с больными лапами и глазами. Мы решили взять его к себе на время, пока не вылечим его и не найдём ему добрых хозяев. Сёме он сразу понравился, наш любимец обожает котят. Он любит в них зарываться носом, покусывать, мыть и еду им носить, даже на спину закинуть может и таскать по дому. Нашему котёнку не было скучно, Сёма о нём заботился как о своём щенке. Это такое милое зрелище! Спали только вместе, при чем котенок строго на левой лапе Семы, а Сема прикрывал другой лапой, чтобы другу было теплее, и вполглаза посматривал по сторонам, охраняя сон малыша.
Когда наш котёнок полностью поправился, мы нашли ему хозяев и отдали его в хорошие руки. Сёма долго не мог привыкнуть к тому, что друга нет в этой квартире, что ему не о ком заботиться. Он очень скучал, долго не мог есть полноценно. Сёма очень быстро привязывается, а потом не может забыть этого человека или котёнка, вообще кого- либо.
Мы у Семы третьи хозяева, я не понимаю, как вообще можно взять и отдать частичку себя другому человеку, предать «меньшого» друга. Он же верит, что его не предадут, верит в любовь, которую ты ему даришь, просто любит тебя за то, что ты есть. Насколько я знаю: собака — единственное существо, которое любит тебя больше, чем себя. Сёма всегда скучает, когда я ухожу в школу, а мама на работу. Невозможно описать его радость, когда мы возвращаемся домой. Он любит, когда мы берём его с собой в поездки. Сёма ездил со мной в Челябинск к друзьям, с семьёю на сплав по Аю. На сплаве он бегал по берегу, плыл с нами на катамаране, визжал то ли от восторга, то ли от страха за нас, когда мы плыли по перекатам, спал с нами в палатке, а когда мы приезжали домой, он дня два отсыпался и «отходил» от отдыха. У моего любимца достаточно активный образ жизни, это наш полноправный член семьи. Мы все его очень любим!

Свечникова Елизавета, «Не просто конь!», номинация «Мои питомцы»

Суббота, Май 7th, 2016

С самого раннего детства моим любимым животным стала лошадь. Я приходила в восторг при виде пони в городе. Меня захватывал порыв эмоций только при одном взгляде на это создание. Сейчас всё обстоит несколько иначе. Лошадь по- прежнему обожаемое мной животное, только у меня немного изменилось отношение к ней.
Когда мне было одиннадцать лет, папа привет меня на конюшню. К тому времени там поменялось много тренеров, и в конечном итоге их совсем не стало. И таким образом, сам хозяин конюшни учил меня верховой езде. Каких только приключений со мной не случалось. То упаду с Критика в ледяной ручей, то порву путлище и потеряю стремя. Уже прошло три года и, к великому сожалению, конную секцию закрыли. Но мне, как «старичку», позволяется с разрешения Сергея Николаевича ездить на жеребцах. Так вышло, что я ездила на многих лошадях и не имела своего единственного. Но сейчас выделился один мой любимчик, на котором я всегда езжу. Жеребец по кличке Плёс – невысокий в холке, но статный, с лебединой шеей, огненно рыжий Орловский рысак. Ему около одиннадцати лет. В прошлом Плёс участвовал в бегах и был востребован как лошадь с резвой рысью. Сейчас он стоит в конюшне, является производителем. Он — уникальная лошадь, не смотря на свои стандартные параметры отличного рысака.
В детстве, садясь на лошадь, я чувствовала неописуемый восторг. Сейчас эти чувства по- прежнему властвуют надо мной. Запрыгивая в седло, ты поднимаешься почти на два метра над землей. Это давало воину в средние века огромное преимущество, а я же получаю удовольствие от этого. Но ведь главное – это то, что с лошадью я одно целое. Когда я сажусь на Плеса, мы начинаем понимать друг друга с полукивка. Он знает каждое мое движение, а я его. Скача галопом по полю, я улетаю куда-то вместе с ним. Я спокойно могу вверить этой лошади свою жизнь. Длинная струящаяся грива, четкие удары копыт, распыленное дыхание. Его ничего не остановит, да я и не пытаюсь. Но самое приятное – это отшагивать в сосновом бору. Ветра нет, я даю коню отдохнуть, а сама наслаждаюсь спокойствием. Плёсу можно довериться, хотя порой он бывает донельзя вредным. В силу своего характера он напорист и не может стоять на месте. Еще в характере лошади играет важную роль порода. Рысаки, сами по себе, всегда в движении. Но это связано не только с породой. Легенды многих народов сравнивают лошадей с ветром, сыновьями свободы. И иногда так и хочется отдать Плёсу все поводья и нестись, и нестись, раскинув руки, словно птица.
Бывают моменты тихие, спокойные. Я люблю медленно расчесывать коню гриву, распутывая каждый узелок. Люблю делать карандашные наброски. Гладить по шее, прижиматься к теплым щекам, петь Плёсу его любимые баллады. Летом, в солнечный денёк, я вывожу коня на зелёную травку, попастись. В эти мгновения я любуюсь его силуэтом, тонкими ножками, переливами солнечных лучей в лохматой гриве. На конюшне я не хочу терять ни минуты с моим другом.
Для меня Плёс всегда будет лучшим другом. Другом, который молчит, но
всё понимает. И очень ценю эту дружбу.